Sylvia Plath





ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

А там, в лесу, меня преследует ваш образ...
Расин


Подкрадывается леопард.
Однажды он убьёт меня.
От жадности его горят
Леса. Он горд, как взлёт огня!
Его скользящий мягкий шаг
Всё время за моей спиной,
И в скалах коршуны кричат,
Что он охотится за мной.
Я - по камням, я - по шипам,
Слепящим полднем сожжена...
Какие страсти в нём кипят!
Как злая кровь его красна!

Пасть зверя - раною сквозной
Алеет - да прольётся кровь!
Он землю нюхает за мной,
Он - мщенье за грехи отцов!
Как зубы белые ликуют,
Как яростна узоров страсть
На этой шкуре!
Поцелуи
Всё иссушают. Это - власть
Судьбы. Он обречён на голод.
Где он пройдёт - пожар и мгла
Долизывают ветви голые
И обгорелые тела

Тех женщин, кто... Угроза рядом,
Всю рощу съест полночный зной,
Он привлечён любовным чадом,
Он дышит за моей спиной!

На задних лапах неустанно
Идёт, таясь в засадах снов,
Как гибок он! Как чёрной сталью
Сверкают пальцы рук и ног!
Упруги бёдра. Голод гложет.
Трещат деревья от огня,
Бегу - и вспыхивает кожа,
И пламя гонит прочь меня...

А жёлтый взор, впиваясь в душу,
Он сердца требует! Ну, на!
Швыряю - и ещё мне хуже:
Теперь вся кровь ему нужна!
Меня подстерегает голос
Там, где золой стал бывший лес,
И я бегу, но тайный голод,
Сверкая, валится с небес
В меня!
Вбегаю в башню страхов,
И тёмная моя вина -
За дверью. Там. Но ею пахнет,
И кровь, как гром, в ушах слышна,
И леопарда мягкий шаг
По лестнице, всё заглуша...
Вверх...

(Перевод Василия Бетаки)

Оригинал

Pursuit

Dans le fond des forts votre image me suit.
RACINE


There is a panther stalks me down:

One day I’ll have my death of him;

His greed has set the woods aflame,

He prowls more lordly than the sun.

Most soft, most suavely glides that step,

Advancing always at my back;

From gaunt hemlock, rooks croak havoc:

The hunt is on, and sprung the trap.

Flayed by thorns I trek the rocks,

Haggard through the hot white noon.

Along red network of his veins

What fires run, what craving wakes?

Insatiate, he ransacks the land

Condemned by our ancestral fault,

Crying: blood, let blood be spilt;

Meat must glut his mouth’s raw wound.

Keen the rending teeth and sweet

The singeing fury of his fur;

His kisses parch, each paw’s a briar,

Doom consummates that appetite.

In the wake of this fierce cat,

Kindled like torches for his joy,

Charred and ravened women lie,

Become his starving body’s bait.

Now hills hatch menace, spawning shade;

Midnight cloaks the sultry grove;

The black marauder, hauled by love

On fluent haunches, keeps my speed.

Behind snarled thickets of my eyes

Lurks the lithe one; in dreams’ ambush

Bright those claws that mar the flesh

And hungry, hungry, those taut thighs.

His ardor snares me, lights the trees,

And I run flaring in my skin;

What lull, what cool can lap me in

When burns and brands that yellow gaze?

I hurl my heart to halt his pace,

To quench his thirst I squander blood;

He eats, and still his need seeks food,

Compels a total sacrifice.

His voice waylays me, spells a trance,

The gutted forest falls to ash;

Appalled by secret want, I rush

From such assault of radiance.

Entering the tower of my fears,

I shut my doors on that dark guilt,

I bolt the door, each door I bolt.

Blood quickens, gonging in my ears:

The panther’s tread is on the stairs,

Coming up and up the stairs.


@темы: американская поэзия